Международный некоммерческий фонд "Паравитта" Международный некоммерческий фонд "Паравитта" Международный некоммерческий фонд "Паравитта" Международный некоммерческий фонд "Паравитта"

Стремление к совершенству


Адрес: 420044, г.Казань, пр. Ямашева, 36
Президент Фонда: Хафизов Азат Ралифович
Тел: (843)523-47-99
Исполнительный директор: Фаттахов Шамиль Лотфуллович
Тел: (843)523-47-39

Международный некоммерческий Фонд "Паравитта"
Международный некоммерческий фонд "Паравитта"

 

Международный некоммерческий фонд "Паравитта" Международный некоммерческий фонд "Паравитта"
Международный некоммерческий фонд "Паравитта"   Международный некоммерческий фонд "Паравитта" Международный некоммерческий фонд "Паравитта"
 

Международный бизнес-центр Галерея "АртЭко" Образовательные проекты Терра V.I.A. Спортивные проекты Медиа проекты Издательство "Паравитта" Портал "Электи" Выставки и презентации Гостевая книга и контакты

    Халейдоскоп реальностей                         Тальсана Рамирос

 

 

Вернуться на гостевую страницу

 

Халейдоскоп реальностей

(фрагмент повести)

На берегу повисло молчание. – Мне очень жаль, но я не смог его спасти, – проговорил Оливер. – Его там не было, скорее всего, он утонул... Вал «поророка» наверняка уже далеко унес его тело. – ...Не может... не может быть.., – сокрушенно шептал Димитрос. Ужасный шок и полная растерянность постигли друзей, они не хотели и не могли верить этой печальной истине. Да, капитан был не из самых светлых людей мира сего, но он боролся вместе с ними и уже успел стать частью их команды. Кроме того, капитан был прекрасным моряком, он знал притоки Амазонки и безопасные маршруты, смерть Марка была поистине серьезной потерей для друзей, и они искренне сожалели об этом трагическом исходе. Вскоре очнулся Мальдес, в отличие от пришедших в себя членов команды, он был серьезно ослаблен, с трудом дышал и очень хотел пить, – слабость и наихудшее самочувствие предводителя команды было обусловлено тем, что он пробыл под водой дольше всех. Ослабший бандолеро был не в силах заговорить, но жестами попросил пить. К сожалению, ничего кроме желтоватой и мутной воды поблизости не было. Дна реки не было видно. Мутность воды означает, что ее воды несут множество частичек плодородной почвы, и вода Амазонки могла быть заражена, потому употреблять ее было нельзя. Приходилось терпеть и искать другой источник живительной влаги. Вскоре дал о себе знать и голод, но тут особых трудностей не возникло. Рыбы было вдоволь – она еще не успела отплыть от прибрежных зон после вчерашнего сокрушительного вала. Замечательный учёный объяснил спутникам, что в водах Амазонки, не считая ее притоков, насчитывается 750 видов рыб, это более трети того, что вообще встречается в реках всего земного шара. Иногда из воды, вдали от берега, выпрыгивали пресноводные рыбы «пираруку», местные жители называют их «амазонскими быками». Они достигают 4–5 метров в длину, а массой до 200 кг. На речных отмелях появлялись огромные черепахи, которые откладывали яйца. Черепашьи яйца – один из деликатесов местных жителей, и наши уставшие друзья с удовольствием полакомились ими. На водах тихой заводи плавали виктории-регии, достигающие порой 2 метров в диаметре и славящиеся тем, что могут удержать на воде даже маленького ребенка. Пару раз у берега проплыли южноамериканские крокодилы – их называют кайманами. Несмотря на свой внешний грозный вид (они могут достигать длиной более двух метров) кайманы очень осторожны и боязливы. Друзья также увидели одну из диковинок Амазонки – то была «поющая» рыба. Стефан объяснил удивленному Оливеру, что пузырь у них имеет сложное устройство – несколько камер. Воздух, переходя из камеры в камеру, вызывает вибрацию стенок пузыря, в результате раздается звук, похожий на отдаленный колокольный звон. Оливер и Стефан отправились на прогулку с целью изучения местности и обнаружения источника воды, но не стали далеко удаляться от своего временного лагеря. – Интересно узнать, где же мы находимся, – спросил у юноши Стефан. – Я как-то услышал разговор сеньора с капитаном – они разговаривали насчет маршрута на борту яхты, а я в это время находился в каюте. Похоже, наш сеньор крадется по пятам за этим Маноэлем. – Да, наверное, – сказал Оливер. – А Маноэль наверняка направился к своему отцу, – подумал он. Юноша, еще в самом начале «погони» сеньора Мальдеса, был в курсе его планов. Так как бандолеро достаточно доверял Димитросу, они вместе обсуждали маршрут, а уж боцман в свою очередь выдавал всю информацию Оливеру и ученому. Тем более Мальдес частенько бредил во сне, и мог выдать причины своего беспокойства. Так спутники быстро смекнули, что сеньору нужен какой-то медальон, гонится он за Маноэлем и за его отцом и пойдет на все, даже на убийство, лишь бы завладеть таинственным медальоном. – В общем, – заключил Стефан, – где-то здесь неподалеку селение этого Маноэля, где, кстати, проживал и Мальдес, если я не ошибаюсь. По пути ученому и юноше встречалось много деревьев – каучуконосов, одним из таких была гевея. Вдруг Оливер заметил забавное животное, которое было похоже на маленького медведя. Это был двупалый ленивец.

У него были очень стройные и длинные лапки, которые оканчивались острыми когтями. Однако оказавшийся на земле ленивец кажется беспомощным новорожденным котенком. Оказывается, его лапы совсем не приспособлены к ходьбе и служат только для лазанья и подвешивания. Поэтому ленивец в таком случае может лишь вытягивать свои длинные конечности и цепляться за что-нибудь своими длинными коготками. Стефан и Оливер поступили благоразумно, решив не подходить к милым на вид ленивцам, так как понимали, что подступать к зубастой пасти и острым когтям небезопасно. По экваториальному лесу летали бабочки, они были очень красивы и имели голубые крылья, окаймленные бронзово-коричневой полоской. Оказалось, что это бабочки морфо менелаус, размах их крыльев достигает до 20 см. Вскоре Стефан и Оливер нашли журчащий ручеек, который золотисто сверкал от света солнечных лучей, с трудом пробивающихся сквозь непроницаемый свод зарослей. Оба мгновенно упали на колени и прильнули губами к струящейся воде. Затем они промыли свои раны и отнесли воды Мальдесу и боцману, изготовив из крепких и крупных листьев виктории-регии неглубокие чаши.

ГЛАВА 20

Наступило утро. Мы с Лейлой быстро позавтракали и тотчас же отправились в путь. Предстоял переезд через Анды, который мы собирались совершить благодаря взятому в аренду автомобилю. «Анды» на языке инков означает «медь, медные горы», и, действительно, в горах есть залежи многих полезных ископаемых. Прежде чем осуществить путешествие сквозь Анды, мы проехали довольно значительное расстояние у ее подножий. Здесь росли влажные экваториальные леса, и нам встретилось все то же, что и в родных местах: какао, различные пальмы, древовидные папоротники, лианы, красивые орхидеи, а также каучуконосы. Отец рассказывал мне о том, что индейцы называли каучуконосные деревья кау-чу. «Кау» – в переводе означает «палка», а «чу» – «молоко», то есть, переводя дословно, – «палка, дающая молоко». Деревья с ценнейшей древесиной, каучуконосы являются главной ценностью Южной Америки. Пару раз нам встретились несколько представителей горного населения – это были племена кечуа. Племена кечуа – самый многочисленный индейский народ в Америке и его место проживания – это высокогорные районы. Мы постепенно поднимались все выше, и выше. И вот уже чувствовался насыщенный горный и влажный воздух, шел дождь и на землю стелился туман. Гребни высоких горных цепей были увенчаны конусообразными вершинами – потухшими и действующими вулканами. Нам повстречались хинное дерево, лианы, а также множество растений, которые сетями обвивали деревья и их кроны. Чем выше мы поднимались в горы, тем становилось холоднее, и уже исчезали древовидные папоротники, длинные лианы сменялись тонкими, лес становился более низким и редким. Все больше появлялось суккулентов – кактусов, способных запасать редкую воду. Примерно на высоте 3600 метров лес и вовсе исчез. Пройдя через перевал, мы неожиданно вышли к местам, где проходили археологические раскопки. На обширной территории были установлены палатки, увлеченные учёные вели поиски древних артефактов.

У центральной штабной палатки мы встретили женщину, она о чем-то думала, рассматривая недавно найденный артефакт. В руках у неё был шнур с закрепленными на нем узелками. Завидев нас, она поздоровалась и представилась сеньорой Шади. Мы сказали ей, что случайно попали на раскопки и решили попроситься переночевать. Был поздний вечер, а нам как раз нужно было найти место для ночлега. Как и полагается на подобных масштабных раскопках, археологи располагали гостевой и еще санитарной палатками, и сеньора Шади любезно разрешила нам занять гостевую – видимо она была здесь главой экспедиции. Разговорившись, она рассказала нам о том, что раскопки в этих местах ведутся уже более 10 лет. Вскоре она ознакомила нас с этой исторической местностью. Нам стало известно, что мы попали в то место, где был открыт «город священного огня» – Караль, самая древняя цивилизация обеих Америк, получившая название по имени маленького поселка в 182 километрах к северу от Лимы, столицы Перу. Совсем недавно стало известно, что это настоящая колыбель американской цивилизации. – Вести раскопки в Карале очень интересно, мы находим множество артефактов, подтверждающих, что это самое древнее из известных доколумбовых государств Америки, которое процветало в период с ХХХ по XVIII вв. до н.э. Этот город довольно нелогичен, если исходить из общепринятых представлений о зарождении и развитии цивилизаций. Считается, что люди были вынуждены защищаться от набегов кочевников и агрессивных действий со стороны соседей, потому укрепляли свои поселения – и так возникали города. В каждой древней цивилизации присутствуют следы войны и насилия – в архитектуре, в прикладном искусстве, но здесь, в Карале, все иначе... При раскопках не было найдено ни защитных сооружений, ни оружия, мы не обнаружили даже каких-то следов конфликтов. Зато нами были найдены вот такие коричневые шнуры с узелками, сплетенные из шерсти каких-то животных... – Это же узелковое письмо! – воскликнула Лейла, она уже ознакомилась с этим типом письма, будучи в нашем поселке. – Да, но эти древнейшие письмена немы и неясны, и если даже они и таят в себе разгадки ко многим вопросам, мы не можем их прочесть! Ведь это одна из древнейших систем сохранения информации, придуманных человеком. Жаль, что мы пока еще не умеем расшифровывать подобного рода письмена, кто знает, какие тайны открылись бы нам тогда... – Насколько я понимаю, – осторожно начал я, – здесь важную роль играет окраска шнурков, количество связанных узелков, а также их форма и расположение. – Совершенно верно. Я тоже читала об этом, но специалистов в этой области крайне мало и этому обучаются многие годы... Может, вам удастся расшифровать найденные узелковые письмена? – с улыбкой спросила меня Шади. – Не совсем, но можно попробовать. – А можно посмотреть этот шнур? – попросила Лейла. Шади передала ей загадочный шнур с узелками. – Очередная находка, которую еще предстоит изучать, – задумчиво пояснила Шади. – Маноэль, но ведь ты можешь прочесть эти узелки, – настойчиво произнесла Лейла. – Да, я постараюсь помочь. – Значит, вам известна техника прочтения? – удивлённо спросила нас археолог. – Да, дело в том, что мой отец обучал меня этому с детства, он – профессор и очень увлекается историей. – Сеньор Лукас как раз один из тех редких в наше время людей, кто сумел изучить и разгадать технику узелкового письма, – сказала Лейла. – Лукас? Постойте-ка, но тогда я наверняка встречалась с твоим отцом, по крайней мере, я помню, как общалась с ним во время конференций. – Да, сейчас отец вынужден на время оставить свою исследовательскую работу. – Я понимаю причину этого... В своё время сеньора Лукаса совершенно несправедливо обвинили в пособничестве оппозиции и лишили кафедры, изгнав из университета. Здорово, что твой отец передает тебе свои знания, это очень важно. Может, вы сможете помочь мне расшифровать это письмо? – спросила нас Шади. – С удовольствием, но я не обещаю, что разгадаю письмо правильно и смогу прочесть каждый узелок, я не владею этой техникой в совершенстве, – всё еще осторожничал я. Лейла передала мне шнур, и я приступил к чтению, которое обещало быть невероятно интересным. Никто не знал, что в себе таили эти узелочки – они могли нести в себе ошеломительные открытия! – Может, здесь говорится о древних культурах? – предложила Лейла. – Или эти шнуры – целый сборник песнопений, стихов, наставлений древних, отражающих народное творчество, – сказала Шади. – По-моему, нет. На данном шнуре говорится о каком-то месторасположении. Вот эти записи: «И расположить его в священном месте, в соответствии с пониманием тайных значений...». Думаю, говорится здесь о Карале, – сказал я. – Да, – радостно сказала Шади, – он находится на 40-ой параллели, на этой же параллели расположен Стоунхендж и Аркаим. – «Ориентир наш – звезды священные», – медленно прошептал я, – что это может значить? – Наверное, это как-то связано с постройкой города, – сказала Лейла. – В планировке Караля многое объясняется с астрономических позиций. Может, именно это имели в виду древние летописцы? Кстати, такие же древние города как Аркаим и Синташта также были выстроены по выверенному астрономическому плану, – уточнила взволнованная сеньора Шади. – «И в середине будет божественная сила неугасимая, что разлита по всей Вселенной». – Как похоже на зороастрийские тексты! – воскликнула Шади. – Ведь согласно зороастрийским текстам, божественная сила – это огонь. И главный огонь должен гореть постоянно. В Карале практически во всех строениях, как церемониальных, так и жилых, найдены священные очаги, в которых сжигались подношения к богам! – увлеченно рассказывала археолог. – Алтарь внутри амфитеатра, в котором пылало пламя Караля, был окружен двойной стеной, которая должны была защищать его от любых случайностей. Тогда и становится понятно, почему при раскопках не найдено ни оружий, ни каких-то оборонительных сооружений – этот город мог быть своего рода культовым городом, здесь проводились ритуальные церемонии. И толчком к развитию поселения являлись не войны, а трепетное отношение к культу огня, ведь именно в главном храме Караля находилось Святилище Огня. – Вы правы, – далее размышляла Лейла, – таким образом, можно сказать, что этот прекрасный город построен был не для того, чтобы увеличивать свои владения путем войн, а для ритуальных таинств, поклонений огню. – «И пусть вечно пребудет с нами Мудрый и Всеблагой Бог», – прочитал я. – Интересно, в каком представлении у древних был Бог? Ведь огонь и мог быть символом Мудрого Бога...? – Несомненно, этот город был возведен ради Бога. Ведь религия сплачивала общество, принуждала во имя служения богам совершать немыслимое – например, возводить монументальные храмы и города. Это были своеобразные «дома богов». Люди жили в стране Богов и посвящали им свою жизнь, – сказала Шади. – Да, и наверное главным мотивом для людей того времени было служение богу и стремление к богу, в совершенствовании своего духа, разума... Как прекрасно, что эти древние обитатели Караля были близки к истине, то есть близки к истинному смыслу нашего существования, – задумчиво произнесла воодушевлённая Лейла. Мы чувствовали, как постепенно оживает в нашем воображении древняя цивилизация.., и это давало нам удивительный прилив радости. Необъяснимое чувство! Кажется, что заново открыл этот мир, и понимаешь, что неизвестно, сколько еще погребенных городов, несущих в себе прекрасные загадки, сумеют обнаружить и раскрыть их тайны величайшие умы Человечества... Шади горячо поблагодарила нас за неоценимую помощь, мы решили отпраздновать это открытие и поужинать вместе с остальными археологами. На следующее утро мы отправились в путь, попрощавшись с нашими новыми друзьями и пообещав Шади передать привет папе.

ГЛАВА 21

…Вскоре Мальдес очнулся от тяжелого забытья. Боцман, Стефан и Оливер напоили его прохладной водой, и сеньору стало легче. – Наконец-то, наконец-то, сеньор! – воскликнул Димитрос. – Вы приходите в чувство, поздравляем! Мальдес настолько выздоровел, что даже смог подняться на ноги. Он оглянулся, так и не поняв, что же произошло. – Где мы находимся? – спросил он у своей команды. – Мы не знаем, вчера мы все посходили с ума, побросались в воду, на борту, знаете, какой был переполох, просто сумасшествие какое-то! – выпалил Димитрос. – И вы орали вместе с нами, сеньор, а потом взяли – и прыгнули в воду, а мы прыгнули за вами. И все мы могли помереть, если бы Оливер нас не спас. Боцман на радостях разговорился. Он все улыбался и смеялся, особенно когда вспоминал о коллективном сумасшествии на яхте. – Но было действительно страшно! – сказал он вдруг серьезным голосом. Мальдесу стало не по себе, казалось, он решил, что ему лучше было вообще не просыпаться от тяжелого болезненного сна. Ему особенно неприятно было слышать, как его подчиненные вспоминали их общее сумасшествие на борту яхты, в котором он также принимал деятельное участие. Бандолеро, стремящийся всегда показывать перед подчиненными лишь сильные стороны своего характера, не хотел, чтобы окружающие видели его слабости, но о происшедшем, к его сожалению, теперь знали и ученый, и боцман. – Это все неправда! – воскликнул Мальдес, – вам померещилось это вместе с чудищами! Неужели тебе, Оливер, не стыдно придумывать такую муть, да еще говорить, что это ты спас нас всех! Позор, галиматья! Развели тут! А ты, Димитрос, в первую очередь своей жизнью обязан мне, и по гроб жизни! – Да, да, – нехотя согласился боцман. Ему уже давно хотелось снять бремя долга перед Мальдесом, так как бандолеро спас его в свое время. – Вы просто ничего не помните, – сказал Стефан бандиту, – Оливер действительно спас нас всех, он единственный не испугался видений... – Хватит рассказывать мне всякую дурь, у нас нет никаких доказательств того, что это действительно произошло, – начал возражать Мальдес. – Есть! – воскликнул Димитрос, – а вот и есть. Скажите нам тогда, дорогой сеньор, где же тогда наш капитан Марк, как не под водами Амазонки, а?! – Капитан Марк? Мальдес только сейчас заметил, что его друга рядом не было. – Оливер не успел его спасти, его не было видно на дне, – сказал Стефан. – Где? Где вы говорите, капитан Марк?! – восклицал Мальдес. Вдруг все вскочили на ноги от неожиданных звуков и шороха веток. Из-за зарослей, позади сеньора Мальдеса, послышался слабый голос: – Я здесь, я здесь... Все снова закричали, не веря услышанному. Но как бы в доказательство этому слабому голосу, из зарослей выбрался и сам капитан – истерзанный, измученный, весь в прибрежном иле, ранах и водорослях, он был смертельно бледен, его глаза глубоко впали, а ноги едва-едва двигались. – Призрак! Призрак! – заорал Димитрос. – Это не живой капитан Марк, это мертвец, вышедший из воды, это призрак! – Воды, воды, – шептал капитан Марк. – Не приближайся к нам, не приближайся! – кричал боцман. Но Мальдес, Оливер и Стефан быстро смекнули, что перед ними оживший капитан. Оливер подал ему воды, принесённой из ручья, и капитану стало заметно легче. Завидев своего друга в таком плачевном состоянии, которое явственно говорило о недавней катастрофе, Мальдесу теперь пришлось глубоко поверить во все сказанное боцманом. Напившись воды и придя в себя, Марк начал отвечать на расспросы: – Ранним утром я очнулся недалеко отсюда. Я ничего не помнил, но, сумев доползти до воды, промыл израненное лицо и попытался вспомнить, что произошло ночью. Вдалеке я заметил обломки от моей яхты – все сразу же встало перед моими глазами.

Я вспомнил, как бросился от ужаса в воду, мне не хватило воздуха, и я потерял сознание. Последнее, что я увидел – это были скользкие, голубые обитатели реки, сначала я не понял, кто это были, но почуял, как они потащили меня куда-то. Очнулся я, когда небо еще рассекали молнии, кругом пахло гнилью и жухлыми листьями. Я все еще лежал на воде, а  возле меня плавали, не поверите, но это так, возле меня плавали  речные дельфины. Их было несколько, именно они спасли меня, да, да, прекрасные существа, они спасли меня от верной гибели, они спасли капитана Марка от ужасной смерти. Дельфины подтащили меня к берегу. Я забылся сном и проспал в ужасном забытьи всю ночь. Очухавшись, я услышал голоса и стал продираться сквозь заросли на эти голоса. Я услышал, как вы говорите обо мне, ну а дальше... – Капитан, как здорово, что вы живы, вы бы знали, как мы расстроились, не завидев вас рядом.., – проговорил Стефан. – Да будет так, Аминь, – ни с того, ни с сего воскликнул Марк. – Была на то воля Божья, Господь спас нас всех, друзья мои. Покаемся же во имя Отца, Сына и Святого Духа за все деяния и помыслы свои не чистые! – и тут капитан внезапно взревел и вскочил, вознеся руки к небу. Оливер и Стефан многозначительно переглядывались – они понимали, что от пережитого у капитана просто поехала крыша и решили принести всем черепашьих яиц и воды. Мальдес отошел к берегу – он задумчиво и хмуро смотрел на горизонт. На него украдкой поглядывал боцман, давно не видевший своего предводителя в таком расположении духа. Наверное, причиной такому настроению был стремительный разворот событий, и Мальдесу нужно было собраться с мыслями, чтобы обдумать дальнейшие планы. Вскоре капитан поедал сырые черепашьи яйца – ему становилось все лучше и лучше, еда и питье возвращали ему силы. Но если катастрофа и столь неожиданное спасение в корне подействовали на характер бывшего контрабандиста, то Мальдеса эти перипетии и вовсе не коснулись. Когда все члены путешествия пришли в себя, Мальдес принялся их торопить: – Нечего рассиживаться. Отправляемся в путь. – Не ставь себя выше этих светлых и чистосердечных людей, сын мой, – назидательно сказал Марк, – успокойся и помолись. Аминь, да воздадим же должное Господу, а-лли-лу-йя! – вдруг запел капитан, воздевая руки к небу. – Психованный сумасброд! – заорал Мальдес. – Лучше б ты помер! Капитан Марк снова запел «Аллилуйя», но уже встал и отправился в путь вместе с остальными членами команды, продолжая активно жестикулировать. Друзья шли осторожно, избегая камышовых зарослей, где было полно прибрежного ила, а значит и скатов, которые могли воткнуть в ноги путников свои ядовитые шипы. В лесу было влажно и душно. Димитросу, отвыкшему от экваториальных лесов, сразу стало не по себе. Вскоре занемогли и остальные. Было душно, как в оранжерее, особенно в этот день. С дерева на дерево прыгали и перебирались различные представители отряда приматов – мохнатые капуцины, моносы с серой шерстью, сахаусы, а также и другие обитатели местных лесов: цепкохвостые дикобразы и опоссумы. Помимо крупных обезьян повстречалась и мартышка-пигмей, под названием «уистити».

Несмотря на миниатюрность и камуфляжную окраску, она была замечена внимательным Оливером и получила массу комплиментов от юноши, восхищенного ее грацией и забавной внешностью. Уистити-пигмей потребляет камедь, то есть растительный сок, который получает благодаря особым отверстиям в стволах деревьев, сделанным за счет своих развитых зубов. Каждый день он слизывает эту жидкость, а порой, особенно в засушливый сезон, пропитанием крохотной обезьянки лакомятся и тамарины. Свой необычный рацион пигмеи дополняют некоторыми фруктами и насекомыми. Огромные деревья, не пострадавшие во время барранко и поророки в этой тихой заводи, переплетались лианами и ветками, образуя над головой непроницаемый свод. Цветов почти не было, они росли на кронах деревьев или распускались на стволах. Зато листья напоминали гигантские цветы, они были всевозможных форм и оттенков: прозрачные, ажурные, размером с мизинец, или наоборот – с метр. Все деревья во влажном лесу были покрыты эпифитами, которые образовывали клумбы из папоротников и орхидей. Воздух был совершенно неподвижен. Над землей повис серо-зеленый сумрак. Пахло гнилью. Листочки деревьев были покрыты мельчайшими капельками испарины. Путники проголодались и очень устали, а впереди была еще долгая и неизведанная дорога. Не было и намека на ближайшее поселение.

Друзья и их предводитель уселись на землю. Стефан, который  любил изучать растения разных уголков мира, совершенно не  думал о голоде и усталости – он с увлечением разглядывал  причудливые и яркие растения и плоды. Но проголодавшиеся  друзья прекрасно знали главное правило лесов Амазонии – все  привлекающее взор, все яркое чаще всего бывает ядовитым, а  потому они боялись притрагиваться к красочным плодам и  решили поискать что-то более неприглядное. Капитан сидел около огромного дерева вместе с уставшим  боцманом и Мальдесом, а Оливер и ученый отправились на  поиски. Вскоре юноша подозвал Стефана, в руках у него был  огромный орех: – Стефан, смотри, вроде это съедобный орех? Ученый очень обрадовался находке своего ученика, он прекрасно помнил, как обучал Оливера и рассказывал ему о бертолеции, распространенной во влажных экваториальных лесах. Гигантские бертолеции славятся своими вкусными орехами. В скорлупе массой до 2 кг может содержаться около десяти орехов. Все очень обрадовались находке, но после утоления голода стала мучить жажда. Путникам ужасно хотелось пить, и влажный воздух удушающе воздействовал на всю команду. Благодаря Стефану, путники нашли несколько деревьев, которые давали сладкий и приятный, как молоко, сок. Но от сладкого сока захотелось пить еще больше. Оказалось, что такой живительный ручеек, который попался друзьям утром, в этих местах был редкостью. По пути друзьям встретилось пау-бразил – дерево, которое дает красную древесину и дало название Бразилии. Также здесь росло дерево какао и дерево шоколад с розовыми цветками и плодами, висящими прямо на стволе. Издалека Оливер увидел цепкохвостого медведя и свинью пекари, которая валялась в болоте. Встретились путникам и ядовитая змея бушмейстер, которая достигала 4 м в длину, – местное имя ее «суруруку», и муравьед, достигающий трех метров в длину, и броненосец великанских размеров, который вместе с хвостом достигал 2 метров. – Запомните, – говорил спутникам Стефан, – самое опасное во влажных экваториальных лесах это не крупные хищники, а... – А остаться без воды, – заключил Оливер. – Нет, – перебил Димитрос, – остаться без фляги с тафией. Без нее здесь сойдешь с ума! – Нет, – возразил Стефан, – самое опасное это насекомые. И тут же, как бы в подтверждение словам ученого, вся команда услышала громкое шуршанье сухих листьев, все обернулись и увидели полчища в миллионы гигантских муравьев. Они шли к воде и сметали все на своем пути. Это были совсем не те муравьишки, которые распространены в Европе, нет, то были огромные муравьи, достигающие пяти сантиметров в длину! – Молитесь, друзья, молитесь! – закричал преображенный Марк, глядя на надвигающиеся отряды. – Вы это кому говорите, – спросил Димитрос, – муравьям? – Аминь, Аминь, Аминь, Аллилуйя, Аминь, во имя Господа, Аминь.., – звучно и призывно заговорил бывший капитан. Путники быстро отошли в сторону, и рой муравьев пробежал мимо них. – Нам повезло, – сказал Оливер, – а ведь они еще и кусаются. – Вот видите, я же говорил! – восклицал Стефан, он радовался как ребенок, и, казалось, был даже рад ужасному нашествию муравьев, такому своевременному подтверждению его предостережения. Но это было еще не все. Насекомые давали о себе знать на протяжении всего пути. По заросшей земле ползали гигантские ядовитые пауки, и путникам помогли палки, которые они сделали из прочных веток специально для того, чтобы не наступить на змею или на опасного паука. Несколько раз Мальдеса и боцмана укусила крохотная черная йенни – несмотря на кажущуюся безобидность, укус йенни очень болезнен и напоминает ожог спичкой. Вероятно, неподалеку протекала речка – кругом летала мелкая и надоедливая мошкара, огромные мухи, комары. Путники были искусаны мошкарой и исхлестаны ветвями, а один раз в руку Стефана вонзила свой длинный хобот длиной в целый сантиметр коричневая тебанидая. От ее укуса невозможно было сдержать крик. – Вот это флора! Вот это фауна! Какое чертовское разнообразие! – Стефан, ты наверно говоришь о разнообразии способов, чтоб помереть, да? – почесываясь от укусов мошкары, проговорил Димитрос. Путниками уже начало овладевать отчаяние, мучила жажда. Заросли разрастались все больше и больше, а населенного пункта все не было видно. Однако вскоре все-таки посчастливилось найти тоненький ручеек, который нес живительную влагу. Все мгновенно прильнули к воде. Утолив жажду, Оливер и Стефан решили исследовать заросли у ручья, в надежде найти рядом крупную реку, в амазонских дебрях это самое главное – а уж река обычно всегда приводит к жилому поселению. Остальные путешественники легли на землю, чтобы передохнуть. Так они пролежали около часа – ученый и его юный друг все не появлялись. Наконец-то они вышли из-за зарослей: – Хижина, там хижина! – воскликнул Оливер. Все вскочили и направились вслед за ученым и юношей. Живительный ручеек остался позади, и путники встретили речку. Мальдес и его подчиненные без труда переправились через нее, по ту сторону речки, скрытая зарослями, и находилась хижина. – Черт побери! Там может кто-нибудь живёт! – с надеждой воскликнул уставший бандолеро. Стефан открыл дверь – было тихо. Внутри стоял стол, несколько стульев и кровать. Похоже, в хижине давно уже никто не жил. Углы были затянуты паутинами. На столе лежала пара истрёпанных книг, возле кровати лежала деревянная трость и валялась старая записная книжка, ее листы, когда-то промокшие, вздулись, а обложка слегка заплесневела, но это не помешало любопытным путешественникам открыть ее. На первых страницах ничего нельзя было прочесть – так сильно они промокли, но уже с середины можно было различить текст на испанском:

25.07. Сегодня проходим через осточертевшие заросли. Влажно, невыносимо душно. Никаких знаков не видно. Может мы сбились с пути?

28.07. Тайна все еще не раскрыта. За нами уже гонится Пуаро и его шайка, надеемся добраться до реки. Запасы провизии закончились, источника воды по-прежнему не найти. Всех томит жажда.

29.07. Все очень ослабли, но сегодня нашли реку!!! Наконец-то подходим к разгадке!

30.07. Встретились с шайкой Пуаро. Бьянка погиб – пуля Пуаро пробила ему череп. Остальные ребята, слава богу, живы. Подземный лабиринт должен быть рядом. Второй отряд, во главе с Антонио, уже может достигнул затерянного города, но они не подают никаких сигналов.

31.07. Где эти сокровища древних инков? Неужели это всего лишь легенда? Но такого не может быть, мы все еще верим и надеемся. Бедная Мари, она очень ослабла, но ни перед чем не останавливается.

1.08. Наконец-то нашли знак! Таинственные письмена, похожи на те, о которых было написано в той книге. Эти надписи видны только в определенное время суток. Мы на правильном пути! Вот эти надписи: «сокровища священные скрыты для непосвященных. Открывает вход в подземные пути огненное Ра...», – здесь текст дневника был размыт, а дальше снова стал различим: «Тот, кто обладает Им, знает оттуда вход и выход, а непосвященный погибнет в путах лабиринта. Химеры неприступные охраняют их». Интересно, это то самое небесное Ра?

2.08. Пуаро куда-то скрылся и прекратил преследование. Будем надеяться, что он потерялся в этих лесах. Таинственных сокровищ инков не видно, но затерянный город где-то рядом.

3.08. Всё идёт по плану. Это подтверждает и найденная хижина. Она именно в том месте, о котором говорила карта старика.

4.08. Мы узнали координаты! Отправляемся в путь.

На этих строках запись дневника обрывалась – не была ли тому причиной какая-нибудь ужасная и внезапная смерть его автора? Заинтригованные путники принялись разглядывать дневник, очевидно принадлежавший некому путешественнику-исследователю. На обложке записной книжки, сзади, был рисунок. Это была спираль, нарисованная кем-то от руки, она насчитывала около четырех витков, в середине ее был нарисован круг, от которого исходили лучи. Однако больше всего Мальдеса и спутников заинтересовала история о сокровищах и таинственных знаках. Вернее, Мальдес был заинтригован сокровищами инков, которые искал пропавший обладатель дневника, а Стефан размышлял над символами и знаками, о которых говорилось в записной книжке. Марк безучастно разглядывал это заросшее паутиной обиталище, в последние часы он был погружён в себя и не оглашал воздух молитвами. Оливер с интересом рассматривал трость, а затем переключился на книги, покрытые толстым слоем мохнатой пыли. – Здесь описан маршрут, очевидно, это был отряд из нескольких человек, отправившихся на поиски таинственного лабиринта, который должен был привести к сокровищам, – размышляя, высказался Стефан. – Да, и еще здесь говорится о затерянном городе, – добавил Димитрос. – Но если хозяин этого дневника погиб, и так и оставил запись недоконченной, то неужели остальные путники также погибли быстрой и неожиданной смертью, даже не успев написать о смерти своего товарища? – делал выводы Стефан. – И заметьте, дневник и трость нетронуты, по сути, путники могли продолжить свой путь, даже если и погиб этот исследователь, и могли захватить его вещи. Да, несомненно, их настигла быстрая смерть, – заключил Оливер. – Но кто их так внезапно прикончил? Наверняка этот Пуаро, – сказал Мальдес, – его тоже привлекали сокровища. – Но тогда почему он не забрал дневник исследователя?– уточнил Стефан. – Вот так загадка.., – заключил Димитрос, – на это только и повторишь за Марком – аминь, аминь, на все воля божья. Капитан, услышав эти слова, прикрыл глаза и, широко расставив ноги, принялся крутиться по часовой стрелке, громко топая и что-то шепча. Затем он прокричал что-то малопонятное и снова успокоился. – Теперь, – сказал Мальдес, – мы завершим дело этого парня и найдем сокровища. – Да, да, – обрадовался боцман, – непременно! Сокровище будет найдено! – Да, все очень таинственно и загадочно, Затерянный Город.., – восторженно проговорил Стефан и радостно добавил: – наконец-то я смогу применить свою истинную натуру, надоело это блуждание впотьмах. – Мы можем отдохнуть в этой хижине, исследовать ближайшую территорию и затем отправиться путь! – закруглил беседу бандолеро. Всех взрослых мужчин охватило состояние беспричинной радости, непонятного возбуждения, когда все горячо обнимают друг друга и готовы простить все обиды и прегрешения, слёзы очищения наворачиваются на глаза и умиление охватывает всех. Даже Марк был захвачен всеобщей атмосферой эндорфиновой лихорадки. Он громче всех смеялся и иногда хлопал в ладоши, словно зритель на спектакле. Оливер с опаской наблюдал за происходящим, он не понимал, почему все так перевозбуждены, хотя находятся в комнате несчастного искателя сокровищ, скорее всего погибшего в этих непролазных лесах вместе со своими единомышленниками и, возможно, со своей любимой Мари. Вскоре путешественники вышли из хижины, погруженные в мысли о таинственных, загадочных событиях приключения, описанного в дневнике, и отправились на прогулку вдоль реки. У реки было не так душно, встречались удивительно похожие на людей обезьяны – словно потерявшиеся здесь путники, надолго застрявшие в лесах Амазонии.

Вскоре все почувствовали чудесный аромат, по мере продвижения по берегам речки, аромат становился все более сладким и приятным. Его уже можно было ощутить сильнее и отчетливей. Вместе с путниками, «на аромат» шла и одна из местных обезьян. Наконец, путешественники вместе с одурманенной обезьянкой пробрались сквозь заросли и вышли на полянку. В середине ее росло необычное дерево – кроме массивного основного ствола крону гиганта поддерживали многочисленные отростки толщиной в руку взрослого человека, а с ветвей свисал густой полог лиан. Именно это дерево и испускало такой  сказочный аромат. – Вот бы забраться на это дерево и отдохнуть там, чтобы в пол- ной мере насладиться этим чудесным ароматом! – воскликнул Оливер. Но тут, будто бы заслышав его слова, обезьяна ловко схватилась за лианы и принялась забираться на дерево. Оливер пустился за нею. – Ах, какой запах! – восклицал юноша. – Чем ближе к кроне дерева, тем он сильнее! Обезьяна оказалась проворнее юноши – она уже вот-вот должна была достигнуть столь манящей своим ароматом кроны таинственного дерева. – Подожди, циркачка, я тебя догоню! – воскликнул юноша, развеселенный погоней за обезьянкой. Но Оливеру было не догнать её, обезьяна уже добралась до кроны и... Внезапно листья крон сомкнулись над одурманенной обезьяной так, что она оказалась завернутой в плотный кокон, настолько тугой, что не смогла издать ни звука... Успей Оливер за обезьяной – он бы погиб, попав в коварные сети ароматного дерева. Но подобное «пожирание» обезьяны ничуть не остановило команду, как одурманенные, путешественники приближались все ближе и ближе к ужасному дереву... Вдруг Стефан заметил, как вся земля вокруг дерева была усыпана...гладкими и отполированными костями, их почти не было видно под слоем лиан и листвы. Словно выйдя из транса, Стефан, крепко зажав себе нос, вскрикнул: – Назад – это дерево-лю-до-ед!!! Он принялся хватать своих друзей за руки и тащить их назад, до тех пор, пока аромат перестал доноситься до них. К счастью им удалось отдалиться от зеленого чудища, и испуганные не на шутку путники добрались до хижины в здравом состоянии. Здесь Стефан поведал путешественникам о дереве-людоеде, оно кормится тем, что заманивает к себе ароматным запахом. В течение трех дней зеленое чудовище переваривает свою жертву, а затем сбрасывает обглоданные кости на землю. – Как только я увидел эти кости, я вспомнил, как один мой друг-естествоиспытатель рассказывал об ужасном дереве-людоеде, оно буквально одурманивает своим ароматом и пожирает добычу... – Какой ужас! – воскликнул Оливер, – ведь если бы не Стефан, мы могли погибнуть! – Да, – заметил Стефан, – и погибли бы смертью быстрой и неожиданной, совсем как... – Совсем как тот исследователь! – воскликнул Оливер. – Именно, и похоже исследователь, чьи записи мы прочли в этом дневнике, и вся его команда погибли именно из-за этого людоеда! Многие ученые не знают о столь редком и коварном дереве, поэтому неудивительно, что они могли попасться в его сети... – Значит надо скорее убираться отсюда! – заключил Мальдес. – Вдруг кто-то уже читал об этих сокровищах, их могут сцапать и без нас!

Вся команда решила немедленно отправиться в путь. Неизвестно, какие еще опасности могли поджидать их в этом опасном и непредсказуемом крае, несмотря на внешнюю привлекательность ярких обитателей этих мест.

ГЛАВА 22

Днем команда с новыми силами отправилась в путь, захватив с собою дневник исследователя и трость, которая могла помочь при ходьбе. По пути путешественникам удалось пообедать орехами кокосового дерева. Продолжительность жизни кокосовой пальмы 70 лет, и за этот срок она дает около тысячи плодов. Кокосовые орехи довольно тяжелы, внутри них содержится прозрачная жидкость – это кокосовый сок, который имеет слегка сладковатый привкус и прекрасно утоляет жажду. Также путники встретили орешки кешью, их еще называют «обезьяньими орешками», поскольку они являются любимым лакомством обезьян и важным компонентом их питания. Родиной кешью считается Бразилия. Но, несмотря на то, что кешью очень вкусный и полезный орех, путники не смогли им полакомиться. Ведь между оболочкой и съедобным ядром кешью содержится токсичное вещество, разъедающее кожу, потому нужно очень аккуратно очищать орехи от скорлупы, так, чтобы токсичное вещество не попало на кожу. Пробираться сквозь заросли было невероятно трудно. Путешественникам встретилась монстера – типичная лиана бразильских лесов и пальмовая лиана-ротанг, прозванная местными жителями «канатом дьявола», она, как пила, рвала одежду и ранила тело. Сквозь непроходимые заросли не легче пробираться, даже если под рукой мапуче или сабля – чтобы прорубить тропу, понадобится довольно много времени.

Самый удобный способ передвижения по экваториальным лесам – это путешествие на узкой пироге по заводям и спокойным речушкам «игарапэ», но у наших путешественников не было ни пироги для водной прогулки, ни сабель для прокладывания дороги, поэтому Мальдес и его подчиненные пользовались уже проложенными тропами крупных зверей. Мгновенно стемнело. Мгла была настолько густой, что путники не видели друг друга. Лианы мешали идти вперед, нужно было найти ночлег. Но где? Вдруг кто-то из друзей заметил вдалеке свет, вся команда приблизилась к нему и наконец Стефан воскликнул: – Это свет от дерева! Действительно, наши пилигримы встретили дерево, которое распространено в непроходимых лесах Южной Америки и начинает светиться ночью. От ствола и ветвей исходит переливающийся голубоватый свет. Он настолько ярок, что можно даже читать под кроной. Но это дерево имеет не только сказочный вид, но и очень опасные свойства. К счастью, на этот раз путникам не пришлось испытывать на себе эти опасности, и они узнали о них из рассказа Стефана. – Ботаники утверждают, что в коре этого дерева много фосфора. За утро и день оно сильно нагревается, а пары фосфорорганических соединений, разогреваясь, приобретают особую насыщенность и несут наибольшую опасность отравления. Многие засыпают под этими деревьями, но ядовитые пары особенно опасны во сне – дурманящий сон лишает разум контроля, и отдых приводит сначала к удушью, а затем к коме. Однако даже тем, кто проснулся, выбраться с места ночлега очень трудно. Пары фосфора лишают способности четко различать вдали предметы, человека начинает кружить на месте. Индейцы говорят, что это якобы злые духи дерева, которые начинают одолевать отдыхающего под его кроной странника, но с научной точки зрения все дело в фосфоре, – объяснил Стефан. – Ходячая энциклопедия! – восхищаясь обширными познаниями ученого, воскликнул Димитрос. – Что бы мы без тебя делали, Стефан, – радостно признался Оливер. – В лесах Амазонки выживают лишь сильнейшие, а знание – и есть сила, дорогой Оливер, – сказал польщенный и обрадованный ученый. Итак, благодаря знанию этих полезных фактов, команда, возглавляемая Мальдесом, смогла избежать страшной смерти, смерти, которая в этих краях поджидала на каждом шагу. Путешественники решили не ночевать у опасного дерева, а выбрать более безопасное место для ночлега. Они легли на ложе из трав, за густым лиственным пологом, и заснули крепким сном. На следующий день, после долгого пешего похода, вконец измученные и уставшие путники заметили узкую тропинку, выложенную камнем, которая вселяла надежду в сердца путешественников – они верили, что тропа приведет их к поселению, где можно будет отдохнуть. Каменистая тропинка действительно привела их к городку, вот только заселен он не был. Несмотря на это, все говорило о былом величии и могуществе этого развитого поселения. Он имел кольцеобразную постройку, вход был увенчан аркой, каменная кладка оборонительных ворот была переплетена лианами, а местами была разрушена. Путники прошли через арку и оказались в первом кольцеобразном районе. Было пустынно и тихо. На ровных выложенных дорожках лежали опавшие листья, стелились лианы. – Затерянный город! – воскликнул Стефан, – о нем говорилось в дневнике исследователя. – Точно, – подтвердил Оливер, – давайте осмотрим этот город! – Может здесь мы и найдем те самые сокровища? – предположил Мальдес. Вскоре путешественники оказались во втором кольцеобразном районе, здесь дороги проходили в радиальном направлении, так же были выстроены и дома – в основном хижины или низенькие каменные домики. Из второго кольцеобразного района выходили дороги, они шли как бы вразрез с основной радиальной планировкой и вели в лабиринты, друзья решили пока оставить их и вернуться в лабиринты позже. Наконец команда оказалась в третьем районе – диаметр его был самым малым из всех трех, а в середине путешественники заметили углубление. Вскоре они оказались на самом его дне, спустившись вниз по каменной лесенке. Здесь было много листьев, но они не помешали друзьям заметить крупный предмет, скрытый листвой. Что же это было? Стефан убрал засохшие листья с предмета и удивленно воскликнул: – Воздушный шар! – Воздушный шар? – недоверчиво переспросил Мальдес. – Какой может быть воздушный шар, если это древний город, а значит отсталый! – Нет, сеньор, если бы древние цивилизации ожили, они бы могли поразить нас своим высоким уровнем технологий. К счастью, они не исчезли бесследно и дают о себе знать. Артефакты красноречиво говорят о том, что наши предки были ничуть не глупее нас, если не умнее, а потому не стоит удивляться этому изобретению. Древние возводили монументальные храмы и строили города, это воздушное средство передвижения могло быть им полезным. В доказательство, – начал увлеченный ученый, – я вам расскажу об известных наскальных рисунках плато Наско... – Только кратко! – со вздохом попросил Димитрос. Стефан сделал вид, что не заметил просьбы боцмана и с удовольствием начал свой рассказ: – Итак, песчаная равнина Наска длиной около 60 км находится в 400 км к югу от перуанской столицы Лима. Название Наска применяется к своеобразной археологической культуре, возраст которой более 2000 лет.

Именно они и создали знаменитые рисунки Наска, загадочность которых заключается в непонятности их назначения,  в неизвестности способа их создания – эти рисунки можно увидеть только с большой возвышенности, или с летающего объекта. – Ну все, все, – начал Димитрос, – ближе к делу. – Так вот, я думаю, что этот воздушный шар как-то связан с  рисунками на плато Наска. Возможно, культуре Наска уже тогда были известны законы воздухоплавания, они могли  воспользоваться этими познаниями. Жрецы взлетали высоко в воздух и оттуда говорили строителям, как нужно наносить  рисунки! – закончил свой вдохновенный рассказ Стефан. Лицо его светилось радостью, и он ощущал себя необычайно талантливым первооткрывателем. – С какой стати тогда, черт возьми, этот шар мог оставаться накаченным с тех древних времен, Стефан? – с издевкой спросил Мальдес. Димитрос иронично засмеялся. – Но воздушным шаром могли воспользоваться потом, а истоки его создания принадлежат необычайно развитой культуре Наска! – заявил Стефан. – Почему? – спросил Мальдес. – Потому что тогда Стефану за его открытия заплатят денежки.., – ехидно уточнил боцман. – Да потому что иначе никак не объяснишь тайну рисунков Наска, вот почему! – воскликнул вконец разгоряченный ученый. – В любом случае, – добавил Оливер, – я считаю, что твоя теория очень интересна, Стефан, и заслуживает внимания... И... поощрения. Вот так. Мы можем воспользоваться фантастическим изобретением культуры Наска и попробовать подняться на этом воздушном шаре в воздух! – громко предложил любознательный юноша. Затея с воздушным шаром всем очень понравилась, и, несмотря на то, что путешественники понимали весь риск такого приключения – со старым воздушным шаром могло случиться все, что угодно, решили продолжить переход воздушным путешествием, так как продолжать путь пешком по изнурительным экваториальным зарослям было невыносимо. Да и поглядеть на амазонские леса с высоты птичьего полета было куда интересней обыкновенной пешей прогулки. Однако сначала было решено отправиться на поиски сокровищ, которые, несомненно, ожидали их в этом затерянном городе, в подтверждение тому были и записи исследователя. Но Оливер, который очень внимательно прочитал записи путешественника, обнаружил еще кое-что. Похоже, в его голове возникла какая-то догадка. Он принялся очищать наполовину накаченный шар и корзину от листьев и внимательно рассматривать его, словно в надежде найти какой-то знак... Наконец, он что-то заметил и решил немедленно озвучить свою догадку. – Похоже, Стефан, это все-таки не воздушный шар Наска, – произнёс Оливер, внимательно разглядывая воздушный шар. – На воздушном шаре написано имя Антонио, того самого, о котором в своем дневнике писал тот исследователь. Помнишь, он говорил об отряде, который должен был прибыть в затерянный город? Отрядом командовал Антонио, и очевидно это и есть их воздушный шар. Они могли прилететь в затерянный город. И забрать сокровища, – добавил он к явному неудовольствию Мальдеса. – Жаль, – проговорил Стефан, – а так бы я раскрыл тайну рисунков на плато Наска... – Не переживай, друг, значит на то воля Господа, – успокоил друга капитан Марк, постепенно приходящий в себя. – Ерунда! Антонио пусть отдыхает. Он же бросил здесь свой воздушный шарик, значит, ничего он не нашёл. Надо не терять времени и отправиться на поиски наших сокровищ! – раздражённо восклицал Мальдес. – Наших, а не какого-то там Антонио. Знавал я одного Антонио, да это не тот. Стефан что-то недовольно буркнул себе под нос, но уже очень скоро принялся увлеченно исследовать руины и лабиринты древнего города вместе с остальными путешественниками, позабыв о своем неудавшемся открытии. Путники снова оказались во втором кольцеобразном районе, они прошли по каменной дорожке и оказались в подземном проходе, который оказался запутанным лабиринтом. Они это выяснили после того как довольно долго и безуспешно проплутали в извилистых коридорах, местами обнаруживая, что возвращаются на уже знакомое место. Все было загадочным, таинственным, и оттого пугающим. Неизвестно было, куда заведет лабиринт. И все опасались, как бы ни потеряться в его стенах. Казалось, что затерянный город заколдован и четко оберегает свою тайну, никого не подпуская близко к разгадке... – Жутковато как-то.., – проговорил Димитрос. – Я слышу голоса! – испуганно сказал Марк. – Демонов и духов злых голоса! Из ада идут звуки эти! – взволнованно прокричал он. Всех пробила дрожь, и перехватило дыхание – на этот раз Марк оказался прав, явственно слышны были свистящие, непонятные звуки, словно голоса духов и привидений... – Что это может быть? – настороженно спросил Оливер. Никто не ответил юноше, все прислушивались к звукам, которые становились все громче и громче. – Не останавливаемся, сокровища где-то рядом, – неуверенно проговорил Мальдес. – Но до них не так-то легко добраться, или мы сошли с ума, или их действительно охраняют какие-то духи.., – ответил ученый. Вся команда продвигалась далее по лабиринту. Вдруг Мальдес, который шел впереди всех, резко остановился и повернулся к своим подручным – лицо бандолеро было искажено страхом. – Там... там... стражи! Духи!!! – воскликнул он. Стефан вместе с боцманом и Оливером приблизились к Мальдесу, от испуга они ничего не смогли вымолвить, только Марк мигом заорал во всю глотку, да так, что его крик разнесся по всему лабиринту. Затем от страха закричали и остальные путники, все побежали назад без оглядки. Только Мальдес решил обернуться, как тотчас же прибавил ходу – за ними неслись стражники-привидения, издающие ужасные звуки, такое кошмарное зрелище и во сне не приснится. – Вперед, вперед! Бежим! – орал Марк. К счастью, искатели сокровищ пока не попали в тупик и не запутались в лабиринте. Но вскоре уставший ученый споткнулся, за ним упал и боцман. Привидения, которые вот-вот могли нагнать друзей, злобно и визгливо засмеялись. Марк и Оливер помогли упавшим встать и едва убежали от привидений, которые и не думали отставать... Очевидно, привидения-стражи хотели во что бы то ни стало наказать незваных гостей, осмелившихся нарушить покой затерянного города. – Тупик! – закричал Марк. Они обнаружили, что запутались в лабиринте и быстро метнулись назад. Затем путники прошли по другому проходу лабиринта, в надежде выбраться из него. Но тут привидения-стражи возникли прямо перед носом у наших путешественников, появившись из ниоткуда. Их бледные лица расплывались в ехидных усмешках, у некоторых глаза горели безумным огнем, и все они смеялись. Смех этот был ужасным, адским, как сказал бы Марк. Стражники были словно беснующиеся дьяволята, которые время от времени преображались в непонятных, летающих охранников. Да, оказалось вдобавок, что эти стражники могли летать, как большинство привидений. Они воспарили над путниками и продолжали свои завывания, которые могли свести с ума, и, казалось, превратить в такого же дьяволенка любого непрошеного гостя. – Бежим! К воздушному шару! – воскликнул Оливер. Вся команда принялась блуждать по лабиринту в поисках выхода в третий кольцеобразный район, где их ждал летательный аппарат. Но привидения полетели вслед за друзьями. Когда они приближались, всех настигало ужасающее чувство – словно на тебя что-то давит и прислоняет к земле, ноги перестают двигаться и становится невероятно трудно оторвать их от земли. Ужасная слабость во всем теле, а вокруг продолжаются жуткие завывания и безумный смех. Каждый раз, когда друзья сбивались с пути и попадали в тупик, привидения смеялись над путниками еще больше. Тогда Мальдес и остальные искатели сокровищ, нарушившие покой этого заколдованного города, снова бежали назад и снова искали новые пути выхода... Наконец, они увидели арку, которая привела их к третьему району, где находился воздушный шар. Сюда же вот-вот могли прилететь привидения. Нужно было успеть до их прилета – ведь если привидения застигнут их в тупике, неизвестно еще до чего они доведут: до смерти или до безумства, что, впрочем, почти одно и то же. – Скорее! – закричал Марк. – Во имя всех святых! Капитан прыгал по площадке и выкрикивал обрывки цитат из ветхозаветных книг, при этом беснуясь словно те дьяволята. Друзья уже не на шутку беспокоились за своего друга – с его слабой психикой до безумства оставалось недалеко. Он уже принялся подражать демонам затерянного города и громко, визгливо хохотал. Оливер и ученый принялись отвязывать канатную веревку от каменного выступа. – Они приближаются! – заорал Мальдес, который все это время стоял у арки, ведущей во второе кольцо. Канатная веревка была почти отвязана, все по очереди забрались в корзину. За бортом оставался лишь Марк. – Скорее, или мы отвязываем веревку и поднимаемся в воздух! – заорал Мальдес. Но бедный капитан продолжал бесноваться, вскоре к третьему кольцу подлетели привидения. Марк встретил их хихиканьем и с распростертыми объятьями. – Мои друзья... братья по разуму! – восклицал он. Полупрозрачные стражники толпой нахлынули на воздушный шар. Нужно было как можно скорее подниматься в воздух, но как путники могли оставить сбредившего Марка на попечение местным привидениям? Мальдес, видя, как привидения вот-вот сведут с ума и остальных членов команды, долго не думая, отвязал канатную веревку... Воздушный шар стал подниматься в воздух. – Капитан, держитесь! – воскликнул Оливер. Он перегнулся через борт и бросил капитану канатную веревку, один конец которой оставался в корзине шара. Тот засмеялся и принялся обвязывать ее вокруг шеи так, словно хотел повеситься. Но в этот момент, когда юноша держал веревку в своих руках, боцман перекинулся через борт, схватился за край корзины одной рукой и взял за руку капитана другой. Димитросу помог и Мальдес и, к счастью, вскоре капитан был в корзине воздушного шара вместе с остальными спутниками. Но воздушный шар еще не поднялся настолько высоко, что привидения не могли подлететь к нему. Кошмарные стражники преследовали команду путешественников. Они, может быть, и отстали бы, отлети воздушный шар в сторону зарослей, но он летел прямо над заколдованным лабиринтом, а потому стражники-привидения продолжали мучить путешественников своими безобразными гримасами и звуками. Однако воздушный шар поднимался все выше и выше, и вскоре путешественники смогли спокойно объять одним взглядом весь призрачный город-лабиринт – привидения постепенно исчезали и пятнами растворялись в воздухе. Только сейчас путники почувствовали ужасную головную боль, которая, к счастью, постепенно уходила вместе с постепенно затухающим ароматом гниющих полурастений- полугрибов, и этот аромат исходил как раз из лабиринта... Все в страхе вглядывались в заколдованный город, надеясь заметить что-то, что так охраняют эти стражники. Может быть, в затерянном городе действительно были запрятаны несметные сокровища? Быть может, но путникам уже совершенно не хотелось их заполучить. – Что это было? – наконец спросил боцман. – Заколдованные сокровища! – недовольно воскликнул Мальдес, – это же надо! Древние жадные до того, что ничего не оставили своим потомкам и заколдовали все сокровища самым наглым образом! Подонки! – Но неужели такое возможно? Значит, привидения все-таки существуют? – спросил Оливер. – Как тебе сказать.., – начал Стефан, – они не существуют реально, я думаю, что эти привидения могли быть вызваны нашим утомлённым воображением. В английских замках я сталкивался с подобным. Инфразвуковые колебания от сквозняков в этом лабиринте могут вызывать ужасные видения. Они воздействуют на наш мозг на определённых частотах, и мы сходим с ума. Облики и видения могли также возникнуть от галлюциногенного эффекта, вызванного особенным амбре этого мистического места. Я сразу почувствовал этот сладковато-терпкий запах, вызывающий головокружение. Временами я зажимал нос, но избавиться от этого дурмана невозможно. Заметьте, как только аромат стал отдаляться – внезапно исчезли и привидения. Гниение местных растений или грибов могло вызвать подобный эффект. Кто знает, может, древние жрецы действительно хотели таким образом защитить свои сокровища от непрошеных искателей приключений... – Чертовы сокровища! Пошли они все нахрен! – ругался Мальдес. – Это все из-за того исследователя, который только заморочил нам голову своим дневником! – О, смотрите! – воскликнул Оливер. – Какая красота! Воздушный шар уже поднялся на порядочную высоту и теперь столь огромные, и непроходимые амазонские заросли превратились в темно-зеленое поле, усеянное яркими цветными пятнами, словно это были загадочные символы на ковре токапу. Все затихли, даже Мальдес перестал ругаться при виде такой красоты. Близился вечер, и солнце, такое огненно-оранжевое, пряталось за горизонтом, заливая зеленые заросли своим теплым светом...

ГЛАВА 23

Быстро наступило утро. Веял свежий и холодный ветер – чувствовалась близость Анд. После встречи с археологами мы с Лейлой продвигались по намеченному маршруту, решив поскорее добраться до столицы Перу – города Лимы, где мы должны были сдать арендованный автомобиль. Название Лима происходит от искаженного испанцами названия реки Римак. Этот город расположен на побережье Тихого океана, на равнине у подножия Анд. Вдоль побережья Перу проходит холодное Перуанское течение, поэтому здесь часто бывает прохладно. В холодных водах содержится больше кислорода, чем в теплых, и по этой причине здесь очень богатый планктон и много рыбы. – Маноэль, – сказала Лейла по прибытию в Лиму, – а может начать исследовать прибрежную зону прямо отсюда? Мы сэкономим время. Предложение Лейлы показалось мне благоразумным, так как укрытие отца, скорее всего, располагалось где-то на границе побережий Чили и Перу. Но в эти дни океан разбушевался не на шутку. Мы решили переждать, пока стихия успокоится, а пока совершить сухопутное путешествие. Итак, мы должны были добраться из Лимы – до Арекипы, неподалеку от этого города уже проходит граница с Чили. В этой местности, на склонах Анд, успешно разводили альпак, гуанако и лам.

Мы решили добраться до Арекипы именно на альпаке и попросили этих прекрасных животных у местных перуанских скотоводов, они согласились продать их нам, причем за небольшую сумму денег, вырученных нами за часть найденных драгоценностей тётушки Авалькади. Отдохнув в кафе и попробовав национальный напиток Перу – виноградный и явно алкогольный напиток писко, курицу в остром сливочном соусе и некрепкое мутноватое пиво из перебродившего маиса, мы погрузили нужную провизию на вьючных животных и отправились в путь в тот же день.

ГЛАВА 24

Весь остаток короткой южной ночи путники провели на воздушном шаре, но при этом никто не сомкнул глаз. Несколько раз кто-либо вскакивал и смотрел вниз – не снижался ли шар. К счастью, все шло нормально. Воздушный шар, подгоняемый ветром, летел вперед, и Мальдес надеялся, что им удастся приземлиться неподалеку от реки Тапажос. Но как могли они заставить воздушный шар мягко приземлиться в нужное время и в нужном месте, не имея балласта? Путешественники знали, что не могут управлять воздушным шаром – все было во власти ветра, а также во власти времени, и опасались одного: старый воздушный шар мог порваться в любой момент, пойти на резкое снижение, и тогда путникам будет грозить неминуемая гибель. Поэтому неудивительно, что, несмотря на накопившуюся усталость, никто в эту ночь не заснул. Даже еще не оправившийся от приступов безумства Марк, которому, казалось, было все равно, какая участь постигнет команду, всю ночь просидел в позе йога, иногда вытягивая волосатые грязные ноги, чтобы расслабить коленные суставы, и при этом постоянно молился.

Чуть забрезжил рассвет, и путешественники смогли увидеть узкую голубую ленту одного из притоков Амазонки и огромные, тёмно-зеленые покрывала экваториальных лесов. На воздушном шаре послышались восхищенные возгласы – все были переполнены впечатлениями и эмоциями от полета. Смотреть вниз было страшно от мыслей, что воздушный шар может пойти на быстрое снижение с такой высоты... Захватывало дух одновременно от такого фантастического зрелища и страха. Лихо дул встречный освежающий ветер. Между тем все уже давно чувствовали ужасный голод и нестерпимую жажду, но старались не заикаться на эту тему. Путешественники безмолвно раздумывали над дальнейшей судьбой команды, как вдруг Оливер воскликнул: – Дырка! В шаре дырка! Все обернулись на крик. Действительно, оболочка шара постепенно съеживалась и вытягивалась, в одном месте образовалась дыра, через которую струей выходил воздух... Нужно было чем-то закрыть ее, чтобы сохранить газ, но под рукой у путешественников ничего не было. – Без паники! – воскликнул Мальдес. – Мы еще долго продержимся в воздухе. Шар съеживался и шуршал. – Мы снижаемся! – со страхом воскликнул боцман. Воздушный шар медленно опускался вниз... Зеленые пятна лесов разрастались на глазах, удлинялась и расширялась синяя лента реки... – Стефан, как нам подняться наверх? Как избежать гибели? – спрашивал ученого юноша. Стефан ответил просто и ясно: – Никак. Да, всех ждала неминуемая гибель. Воздушный шар начало таскать из стороны в сторону, теперь он стал игрушкой в руках ветра, в руках судьбы. – Мы снижаемся всё быстрее! – снова воскликнул Оливер. По мере приближения к земле путники заметили небольшие поселения у берегов реки и среди зарослей. А воздушный шар по-прежнему резко метался из стороны в сторону, шар съеживался все больше и больше, страх завладевал всеми – путешественники с ужасом смотрели на приближающуюся сушу, осознавая, что быть может видят ее в последний раз. Шар ещё раз сильно тряхнуло порывом ветра и плавно понесло на распростёртое одеяло экваториального леса... ...Очнувшись от полуобморочного состояния, вызванного страхом, путники огляделись – они оказались на дереве. Вероятно, во время падения воздушный шар застрял в дереве и запутался в листве и ветках. – Мы спасены! – воскликнул Марк. – Была на то воля Господа! Вместе с ним ликовали и остальные члены команды. Ведь они отделались лишь ушибами и синяками, а могли лишиться жизни... – А все-таки этот воздушный шар вполне мог принадлежать культуре Наска, вы только вспомните, какая у него была истёртая оболочка из неизвестного нашей науке материала! – припомнил в конце общего разговора Стефан. – Ну и повезло нам, черт возьми, – проговорил Мальдес, – а не то пришлось бы Марку бросаться за борт вместо балласта.., во имя Господа, конечно. Спустившись с древесных зарослей на землю, бандолеро и его команда решили исследовать местность. Вскоре они обнаружили, что оказались совсем неподалеку от поселка Мальдеса. – Где-то здесь, в тихой заводи, всегда была стоянка лодок. Мы возьмем лодку и отправимся в путь по течению Тапажос! – А как же Маноэль, сеньор? – спросил Димитрос. – Я все знаю! И для Маноэля придет свой черед – я же не могу появиться на глаза жителям этого поселка. Я знаю более надежные пути. Таким образом, команда Мальдеса решила отплыть от поселка Маноэля на порядочное расстояние. Ближе к вечеру лодка остановилась у берега какого-то полуострова. Бандолеро направился прямо в заросли, похоже, что это место было ему знакомо. Остальные члены команды остались у берега.  Мальдес пробирался сквозь заросли, помогая себе подобранной по пути палкой.

Вскоре заросли стали редеть. Бандит направился к хижине, сокрытой деревьями, лианами и крупными листьями так, что непосвященный вряд ли бы заметил ее. Он прошел в хижину и почтительно произнёс куда-то в темноту: – Отец Куяба? После недолгой паузы послышался негромкий, но властный голос: – Проходи. Голос доносился из дальней комнатки хижины, она была перегорожена от прихожей бамбуковыми палками. Там было так же темно, как и в передней комнате. Отец Куяба зажег огонь в сложенной из глиняных кирпичей подобии каминной печки. Это был человек преклонных лет, очень загорелый, с карими глазами и с побритой головой, на которую была нанесена магическая татуировка. Спереди и сзади на нем были полоски хлопчатобумажной ткани, которые походили на фартук, руки были украшены перьями какой-то птицы и перевязаны многочисленными веревочками. Куяба сидел на жестких бамбуковых палках, которые были соединены прочным канатом. По стене хижины были развешаны мапуче, мачете, духовые трубки, маски из ароматных пород дерева, а напротив Куябы висела индейская свирель. – Давно я не видел тебя, Мальдес, – размеренно проговорил Куяба, – с тех пор, как я тебе поведал о твоих скрытых возможностях, ты куда-то запропастился... Я узнавал о тебе. Печально, что ты сошел с достойного пути. Мы, колдуны и знахари, отличаемся от простых смертных, мы наделены особыми возможностями. Владыка наделил нас ими. Если использовать их неправильно, Владыка заберет дары обратно... Но с какой просьбой ты пришел? Мальдес непривычно терпеливо выслушивал говорящего, он склонил свою заросшую голову в знак глубокого уважения. – Отец Куяба, мне нужен один человек, у него медальон. Это магический медальон. Он делает нас другими. – Расскажи мне об этом. Что открыл тебе медальон. Ты весь дрожишь? Что он с тобой сделал? – Когда я взял его в руки, мне показалось, что я снова в прошлом.., и я стою перед выбором. И после этого я теряю Марию, они с братом смеются мне в лицо, и она так смотрит пронзающе мне в глаза, и я слепну. А Мария кричит мне – это тебе за предательство. И прочие обидные слова. А я.., Отец Куяба, я по-настоящему любил её. – А.., все из-за Марии? Да, да, понятно, – понимающе сказал колдун. – Дай мне свою руку, Мальдес. Мальдес повиновался колдуну. – Да, да. Я вижу сильную любовь, сильную любовь к Марии...и сильную ревность... И подлость во всех жилах. – Не надо мне говорить то, что я знаю сам! – нервно воскликнул Мальдес, выдирая руку из шершавых ладоней Куябы. – Расскажи мне о том, где Он! Его зовут Маноэль, он живет здесь, у устья реки Тапажос. Куяба закрыл глаза и начал мычать, словно настраиваясь на определенную волну, в таком состоянии ему, вероятно, было легче всего получать информацию. – Его сейчас здесь нет. Он нужен тебе из-за медальона, так ведь?... Но что я вижу? – после долгой паузы снова воскликнул колдун. – О, ты греховен, сын мой. Ты посягал на самое светлое, что есть в душе у этого молодого человека – ты калечил его, задевая его сыновнюю любовь, ты сказал ему, что отец его мертв! Это грех, Мальдес! Владыка рассердится на тебя и прольет на тебя свой гнев, берегись, сын мой. Я не хочу брать и на себя этот гнев, поэтому я не могу помочь тебе. – Отец Куяба! – просительно воскликнул Мальдес. – Вы ведь были для меня крестным отцом, покровителем, после того как умерли мои родители... – Но ты поспешно оставил меня, как только я тебя многому научил! Многому, но не всему... – Хорошо, но вы единственный, кто может помочь мне... Я люблю Марию, отец Куяба, люблю всем сердцем, я пойду ради нее на все, я должен достать медальон! Помогите мне, в последний раз. В последний, отец! Ведь мои родители просили вас заботиться обо мне. Куяба от слов своего подопечного пришел в замешательство. – И ведь действительно! Ведь гнев Владыки и так прольется на меня – если я не помогу тебе, я нарушу клятву... Мальдес в ожидании смотрел на отца Куябу. «Но он убьет этого юношу, убьет и его отца, нет, этого я не допущу, он искалечит их, а я не могу помогать злым деяниям свершиться, – думал колдун. – Надо что-то придумать». Тут его лицо прояснилось. «Помогу ему, но в другом смысле, так, что он вернётся на правильный путь...да, да», – мысленно решил он. Куяба открыл глаза. – Хорошо, сын мой, – начал он, – я не могу нарушить клятву, данную твоим покойным родителям. Мальдес улыбнулся. – Поэтому...я скажу тебе, где находится то, что ты так ищешь! – Спасибо, спасибо, отец Куяба! – радовался Мальдес. – Езжай отсюда в Перу, найдешь там город Арекипа, езжай к побережью, там есть остров, он называется Исладель Маре – остров этот большой, там полно поселений, отправляйся туда, да пребудет с тобой сила. Там ты найдешь свое счастье! Там ты найдешь свое сокровище! – О, отец Куяба видит всё! Владыка мира теней раскрыл тебе мои тайные планы. Я был так близок к сокровищам Затерянного города. Я узнал о нём из книжки, там была хижина рядом, а еще дерево сна. Я собрал своих людей и мы пробирались сквозь заросли. Мы таки нашли Затерянный город! И я был в нём... Но нас так плохо встретили, они сводили нас с ума – эти стражи, они летали над нами и мерзко хохотали. Мы чудом спаслись, улетели на воздушном шаре, который оставили прошлые искатели. – Сон РАзума плодит чудовищ, – сказал Куяба. – Не нужно лезть туда, куда не надо, сокровища затерянного города были оставлены древними не для тебя! – Так кто же их оставит для меня?! Мне в этой жизни всё приходится вырывать. Я хочу стать богатым и тебя отблагодарить, мой великий крёстный. Я хочу найти Марию, о которой уже почти забыл, а тут этот медальон попал мне в руки – и я снова всё вспомнил. Мне стадо дико больно, я ослеп на время. А во всём виноват брат Марии. Он ей сказал, что я вор, грабитель и её использовал как наводчицу. Но всё было не так... – Я могу поведать тебе одну историю о сокровищах. Может она и правдива. У меня здесь скрывался один человек. Он был довольно стар и измучен совестью. Болел тяжко, как мог я снимал ему боль, больше душевную, чем телесную. Он был из войск эсэс, большой чин из Германии, сбежал оттуда с золотишком и драгоценностями. Продать их он не мог, а когда был в Чили, там коммунары пришли к власти, и ему пришлось скрываться. Да и свои его искали, похоже, это было дело тёмное. И вот убегая с Чили, он и запрятал эти краденые вещи на острове, безлюдном, не живёт там никто. – Золото?! Но что это за остров, скажи мне, отец Куяба, скажи, где могут быть сокровища, и я тебе принесу половину! Нет, я тебе всё принесу, а ты сам поделишь по-братски. – По-братски или по справедливости? – хитро сощурился Куяба, ему нравилось видеть вожделение Мальдеса, его жадный лихорадочный блеск в глазах, он многое знал о своём подопечном. – Мне ничего не надо. Именно поэтому тот беглец и раскрыл мне свою тайну. Исповедовался. Не мог же он пойти в церковь, вот и пришёл к колдуну, чтобы через меня постучаться в дверь Мира теней – чтобы я словечко за него замолвил перед Владыкой. Вот то-то. И ты еще придёшь, только жив ли я буду к тому времени? – Отец Куяба, у меня никого нет ближе и роднее, я вырос у тебя, ты мне открыл Мир теней, я преклоняюсь перед Владыкой и тобой. Не говори о смерти, наши судьбы связаны – ты сам об этом говорил. Живи – не старея. – Да, Мальдес. Говорить ты всегда умел красиво, крас-но-ре-чиво... На том острове припрятанных сокровищ негде пристать лодке, кругом горы неприступные. Но в одном месте есть отмель и там причудливая арка над водой. Говорил, что горы будто специально вход обозначили. Заплываешь под неё и плывёшь в пещеру, вода приведет к ней. Там они место и приготовили для этих сокровищ. Да, как сейчас помню, он же с дружками всё это проделал, трое их было, и двоих он там и оставил. Навсегда. Да, еще ловушки они там подготовили, для незваных гостей. Осторожнее будь. Да ты и сам поймешь, где опасность... Запоминай – остров лежит примерно на 43 градусе южной широты и 73 градусе западной долготы. – Спасибо, отец, спасибо, я так благодарен тебе! – Да, да, сын мой! Помни о Владыке! – колдун передал Мальдесу последние напутствия, и тот буквально выбежал из хижины, еще раз страстно и горячо поблагодарив своего крестного отца. Бандолеро был очень рад и воодушевлен, он спешно направился к лодке, чтобы немедленно отправиться в путь. – За день мы доберемся до Перу, а оттуда на тот остров за полдня, – думал Мальдес. – Ну, держись Маноэль! Медальон и сокровища будут моими! Они отчалили от крутого берега. – Куда направляемся, сеньор? – спросил боцман. – В Перу, Димитрос, мы направляемся в Перу, – радостно воскликнул Мальдес. Лодке пришлось снова поплыть к селу Маноэля, оттуда они отправились в путь по Амазонке, а затем по реке Пурус – одному из притоков этой могучей реки. На все это у команды ушло два дня. Два относительно беззаботных дня.

Международный некоммерческий фонд "Паравитта"

 

Международный некоммерческий фонд "Паравитта"
Международный некоммерческий фонд "Паравитта"
 
Международный некоммерческий фонд "Паравитта" Международный некоммерческий фонд "Паравитта"
Международный некоммерческий фонд "Паравитта" Международный некоммерческий фонд "Паравитта"
 

 

     
     

 

 

Международный некоммерческий Фонд "Паравитта"
Адрес: 420044, г.Казань, пр. Ямашева, 36
Президент Фонда: Хафизов Азат Ралифович
Тел: (843)523-47-99
Исполнительный директор: Фаттахов Шамиль Лотфуллович
Тел: (843)523-47-39, email:

Международный некоммерческий фонд "Паравитта" Международный некоммерческий фонд "Паравитта"